Энцефабол и глицин совместимость

Энцефабол и глицин совместимость

Он не только усилитель мысли, но и мягкий антидепрессант.

 

Очень интересна история аминокислотыглицина.

Его создали, как лекарство от мозговых болячек вроде острой церебральной ишемии.

И поначалу считалось, что глицин \»проявляет нейротрансмиттерные свойства на уровне спинного мозга, продолговатого мозга и моста, высвобождаясь в основном из сегментарных интернейронов и проприоспинальных систем и ингибируя посредством аксо-дендритических и аксо-аксональных контактов мотонейроны\».

Однако позже оказалось, что глицин работает практически во всех отделах центральной нервной системы и равноценен самой ГАМК, вместе с которой они обеспечивают защитное торможение в мозгах, роль которого возрастает в условиях повышенного выброса глутамата.

Из-за своего тормозящего эффекта (глицин нейротрансмиттер тормозного характера), вызывающего сонливость, глицин не пользуется популярностью у молодежи, которой нужен не покой, а драйв. Более того, кое-кто всерьез уверен, что, слопав тарелку холодца наполучает в мозги столько глицина, что он от переизбытка хлынет из ушей. А еще про глицин ходит миф, будто это уже устаревший препарат и за границей от него уже отказались.

Отвечаю на все эти сказки по порядку.

1. Да, глицин лучше принимать на ночь. Но здоровый сон еще никому не мешал.

2. Холодец тут не катит. Глицин напрочь переваривается желудком. И именно подъязычная форма глицина — самое то.

3. Несмотря на то, что глицином завалены все аптечные ларьки, прописывается он пенсионерам повсеместно и считается архипроверенным препаратом, на самом деле он не так уж и стар, хотя, конечно, ноги у него растут из советского времени. Апробация препарата (в неврологической клинике Российского Государственного Медицинского Университета) и начало его выпуска российским Медицинским научно-производственным комплексм \»Биотики\» прошли уже после Великой Августовской революции.

4. За границей любое лекарство, изобретенное русскими, гнобиться местными фармацептическими шарагами, имеющими монополию на пичканье тамошних пиплов дрянью собственного производства.

В общем, пацаны, насчет глицина я скажу так: на первом году употребления ноотропов глицин очень даже нужен. Он чистит мозги от шлаков, приводит участки мозга в равновесие и способствут питанию ранее обедненных им участков. При этом глицин абсолютно безопасен и его можно жрать ведрами (если не боитесь описаться во сне).

 

И наконец — стугерон. Интересный препарат с двойным дном.

С одной стороны он: \»Снижает тонус гладкой мускулатуры артериол, усиливает вазодилатирующее действие углекислого газа. Непосредственно влияя на гладкую мускулатуру сосудов, уменьшает их реакцию на биогенные вещества (эпинефрин, норэпинефрин, дофамин, ангиотензин, вазопрессин). Обладает сосудорасширяющим эффектом (особенно в отношении сосудов головного мозга), не оказывая существенного влияния на АД. Проявляет умеренную антигистаминную активность, уменьшает возбудимость вестибулярного аппарата, понижает тонус симпатической нервной системы. Повышает эластичность мембран эритроцитов, их способность к деформации, снижает вязкость крови. Увеличивает устойчивость мышц к гипоксии\».

А с другой стороны находящийся в стугероне циннаризин усиливает действие всех ноотропов (но понижает их энергетическое воздействие). На мой взгляд, стугерон хорош тем, что его, как и пирацетам с аминалоном, можно использовать длительными курсами (до 3 месяцев) с небольшими промежутками времени (2-3 недели).

 

ВТОРОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Если первое поколение ноотропов (разработки 1960-70-х годов) искало одно единственное вещество, которое могло бы и успокаивать пиплов, и давать им силу ума и тела, то препараты второго поколения (разработки 1970-80-х годы) были ориентированы на комбинации разных веществ.

Таких комбинаций имелось 2 типа.

Первый использовал эффект синергизма ноотропов.

Второй — многокомпонентность растительных экстрактов.

Яркие представители первого типа — препараты омарон (циннаризин + пирацетам), элтацин (глицин + глутаминовая кислота + L-цистин), тиоцетам (пирацетам + тиотриазолин) и олатропил (пирацетам + гамма-аминомаслянная кислота).

В омароне циннаризином усилен оздоравливающий нейроны эффект пирацетама.

В трипептиде (совокупности трех аминокислот) элтацине глутаминовая кислота и цистин усиливают способность глицина улучшать мыслительную деятельность.

Недостатком обоих вышеперечисленных препаратов является то, что их тяжело принимать днем из-за возникающей сонливости.

В тиоцетаме сочетается ноотропное действие пирацетама с антиоксидантным эффектом тиотриазолина, ну а про олатропил говорить не стоит, поскольку и о пирацитаме и аминалоне мы уже, типа, базарили.

Лучшим из представителей второго типа второго поколения ноотропов , я думаю, является танакан. Вот что про него пишут: \»Представляет собой стандартизированный и титрованный экстракт гинкго билоба. Содержит композицию флавоноидов, флавоновых гликозидов, дитерпеновых лактонов и алкалоидов. Наряду с этими компонентами в нем обнаружены нейроактивные элементы — Mg, Cu, Mn, Se, выявлена высокая активность супероксиддисмутазы. Улучшает мозговое кровообращение, ментальные реакции и общее состояние нервной системы. Гинкго увеличивает производство АТФ (аденозинтрифосфат — универсалный энергетический элемент для человеческого организма). Он также улучшает способность мозга к метаболизму глюкозы, предотвращает скопление атеросклеротических бляшек на артериальных стенках, сохраняя их гибкость, улучшает передачу нервных сигналов, и действует как мощный антиоксидант\».

У танакана имеется энергетический эффект и явное положительное воздействие на мышление. Но никто не понимает, какое именно вещество в танакане играет энергетическую роль, а какое интеллектуальную.

Преимуществом танакана является возможность его длительного (2-3 месяца) приема. Недостатком танакана, на мой взгляд, является очень быстрое угасание эффекта по окончании курса.

 

ТРЕТЬЕ ПОКОЛЕНИЕ

 

Насчитывает 3 типа: медиаторные, стимоподобные и нейропептидные.

Первый тип отличается гениальным по простоте подходом (мне всегда такие нравятся): коли вся интеллектуальная шняга в мозгах зависит от нейромедиаторов, то давайте, пацаны, нахреначим туда через пипетку литры своих нейромедиаторов, чтобы те вызвали нужных эффект.

И действительно нетрудно увеличить содержание нейромедиаторов в мозгах, коли закинуть туда продукты, из которых образуются нейромедиаторы.

Главным представителем первого типа третьего поколения ноотропов (разработки 1980-90-х годов) является лецитин (из него образуется 17% всей нервной системы и 30% клеток мозга). Оный состоит из холина, линоленовой кислоты и инозитола.

Все части лецитина в сочетании с жирными кислотами образуют фосфолипиды.

Это поставщики ацетилхолина — важнейшего из нейромедиаторов. Ацетилхолин является одним из наиболее важных веществ в организме, так как отвечает за передачу сигналов от одной нервной клетки к другой.

Сия штучка полезна не только в процессе постижения наук, но и при обучении физическим действиям (из мозгов поступают сигналы через нервы в мускулы и на кончике нерва появляется ацетилхолин — мышц дергается и в зависимости от количеств ацетилхолина делает это бодро или вяло).

Кроме того, оболочки всех клеток (ну, естественно и нейронов) строятся из фосфолипидов. А еще оные помогают регулировать передачу сигналов от оболочки к ядру клетки.

Лецитин помогает организму вырабатывать энергию, расходуясь в больших количествах при тяжелых физических нагрузках (то есть — качаете штангу, обедняете мозги, но приемом лецитина можно эту жуткую картину изменить к лучшему).

Лецитин безусловно путевая шняга. Однако разные фирмы, пишущие \»Лецитин\» на этикетке, подразумевают под оным порой черти что. При этом исходный материал практически у всех одинаков — соя (соевый лецитин в отличие от лецитина животного происхождения стоит копейки; правда, в розничной продаже и он довольно дорог).

Лучше всего хавать \»Лецитин\», под которым подразумевается смесь, где вместо холина, инозитола и линолиевой кислоты, содержатся уже готовые фосфолипиды (фосфатидилинозитол, фосфатидилхолин, фосфатидилэтаноламин). Впрочем, вполне сгодится и вариант, где вместе с сырьем (допустим, холином) втюханы полиненасыщенные жирные кислоты и другие вещества превращения холина в ацетилхолин.

При напряженной умственной работе содержание ацетилхолина в мозге снижается, нейроны разрушаются и вместо того, чтобы после тренировки ума стать в сто разов гениальнее, пипл становится в 100 разов тупее. Но, пожрав лецитина, он возвращает себе мозги, да еще и умнеет.

Главным недостатком лецитина является то, что его надо принимать постоянно, надолго быстро запасаться им в мозг не может. К сожалению, увеличивать дозировки свыше прописанных нельзя. Избыток ацетилхолина ни к чему хорошему не приводит (при избытке холина извилины травятся и у них происходит отупение).

Второй тип третьего поколения возвращает нас к стимам, поскольку к ноотропному эффекту в препаратах второго тима прибавлен тонизирующий (но без присущего стимам привыкания, зависимости и ломки).

Самый популярный в России (и приобретший уже немало фанатов на Украине и в Казахстане) препарат такого типа — наш отечественный фенотропил. Про него ходит до фига разных легенд, поэтому расскажу, откуда он на самом деле взялся.

 

В начале 1970-х годов ученая братва (из НИИ медико-биологических проблем АМН СССР) под руководством профессора В. Ахапкиной, решила перепрыгнуть эффект хваленых западных рацетамов, создав русский вариант суперноотропила.

Все 1980-е, несмотря на нескончаемые похороны генсеков, перестройку, гласность и суровость сухого закона наши пацаны и девчонки в белых халатах настойчиво трудились над созданием самого крутого рацетама в мировой истории. И оный (фенилоксопирролидинилацетамид) к 1990 году был успешно создан.

К 1995 году фенилоксопирролидинилацетамид успешно прошел клиническую апробацию и госаттестацию под названием \»карфедон\». Оказалось, что, давая на целый день резкую прибавку умственной силы (без похмелья и ломки по окончанию действия таблетки), карфедон отлично тонизирует все системы организма, претендуя на роль панацеи от усталости.

Наши спортсмены быстро оценили тонизирующую силу карфедона и отсутствие у него таких побочек, какими обладают стимы.

Однако ежесекундно только и думающие о том, как насрать Матушке России, западные упыри (я их всех за это жестоко презираю), плюнули нам, русским, в самую морду, объявив в 1997 году карфедон допингом (в 1998 году МОК признал это на официальном уровне, а позже сие повторили УЕФА и прочие спортконторы).

Но западным упырям, привыкшим холокостить и опускать Русь, не удалось загнать русскую панацею в подполье. Патриоты Отечества прорвали железный занавес и дали карфедон (его торговой маркой к тому времени стало название \»фенотропил\«) истосковавшемуся по хорошему тонизатору народу. Но не сразу. А по прошествии пяти лет.

В 2003 году на Щелковском витаминном заводе начали штамповать фенотропил. И уже в начале следующего года он уже охотно раскупался в аптеках (московских точно, за остальные не скажу; но сейчас он уже распространен по всей России; пилюльни, где не продается фенотропил надо закатывать под асфальт).



Source: megaobuchalka.ru


Добавить комментарий